Закрыть ... [X]

Тесак своими руками из рессоры

Отнорок что вёл к лестнице наверх, на территорию дома я не пропустил, просто оставил его на потом, хотя подозревал, что охранник там должен быть. Проверка помещений ничего не дала, больше местных работников не встречалось, а в помещении где ранее, вернее в будущем будет радиоцентр с оборудованием шифрования, сейчас находился архив. Я его сразу приметил, столько бумаги для пожара самое то. Возвращаясь, я замер вслушиваясь в тишину. В этот раз мне повезло, шум разговоров и шагов услышал первым, и относился он как раз из отнорка.
- Много народу, - вслушиваясь в шум издаваемой толпой людей, едва слышно пробормотал я. – Очень много.
Машинально большой палец перевёл «Маузер» на автоматическую стрельбу. Когда шум шагов стал настолько слышен, что неизвестные люди явно находились за углом, я просто вышел из-за него с двумя пистолетами в руках и открыл огонь из «Маузера», «Браунинг» у меня был на подстраховке. На добивание то бишь. Естественно стрелять очередями, используя глушитель это глупость, но свинтить его, у меня уже не было времени. Десяти патронный магазин закончился быстро. Сухо щёлкнул боёк, а я тряхнул головой прогоняя звон в ушах. На третьем выстреле мембраны разлетелись в хлам, и дальше звук выстрелов не глушился ничем. Вторым пистолетом и стал делать контроль, убрав «Маузер» подмышку, зажимая его рукой. В коридоре оказалось семь человек, трое в военной форме, один так вообще адмирал, остальные по гражданке были. Очередь в упор снесла их с ног, но зацепила не всех, так что «Браунинг» пригодился. Двух ещё завалил, что за оружием тянулись, ну и троих подранков добил. На автомате работал, всех кто шевелился и двигался клал, а когда вспомнил зачем искал тут людей, только зло сплюнул и простонал:
- Опять всех кончил.
Долго злиться на себя я не стал, сунув перезаряженный «Браунинг» подмышку, зажав его рукой, на ходу свинчивая глушитель с «Маузера», побежал к двери наверх. Убрав трубу глушителя в сумку, перезарядил пистолет и, толкнув дверь, охранник видимо был среди той толпы, его место было пусто, заторопился наверх. В доме было пусто, но на счастье у заднего входа стояла о двуконная коляска с седоками, тут же курил и общался с ними охранник снизу. Так вот где он. Наставив оружие на всех троих, один кучер, второй как я понял телохранитель кого-то из тех, что остался внизу, ну и сторож. Дёргаться те не стали, стали как я и велел у стены, широко расставив руки и ноги, позволили их обыскать. Добыв ещё оружия, у меня его теперь хоть попой ешь, повёл всех троих вниз. Кучер был субтильный, так что внизу, когда мы спустились, снёс ему полголовы. Тут в подвале звуки выстрелов не были слышны. Остальные вжимали головы в плечи ожидая что я вот-вот расстреляю их, но нет, повёл к пыточной.
- Стёпа, ты слышишь меня? – крикнул я ему на подходе. Получить пулю от спасённого телохранителя я не хотелось. – Я нашёл добровольцев, так что встречай.
- Встречаю, - едва расслышал я ответ.
На всякий случай я пустил вперёд англичан, но Стёпа спокойно их встретил. Объяснив, что я хочу от нагличан, услышал от охранника, что в бытовом помещении стояли носилки, на них нести раненого было куда легче. Выяснив где та находилась, я оставил обоих под присмотром Степана и сбегал за носилками. Действительно были, вот только пятна крови на материи намекали, что с помощью них, скорее всего из подвала выносили отнюдь не живых людей. Трупы если проще.
В общем, Степан был перемещён на носилки и его постанывающего от боли понесли тем путём, что я попал в подвал. Дальше пока Степан стерёг англичан сбегал и подогнал коляску, куда те его и понесли, носилки положили рядом. Стёпа остался в коляске, я его плащом прикрыл, а то он в одних кальсонах и расстёгнутой рубахе был, а снаружи если не зима, то холодная осень. Сами англичане понимали, почему я веду их вниз, но попыток сопротивления я от них не дождался, лишь поинтересовался у охранника, когда шлёпнул его напарника, кто тут за старшего. Получил ответ и поинтересовался, есть ли этот мистер Гарвард Хайнекен среди убитых. Пришлось его вести по всем помещениям. Оказалось, что все работники были на месте, а вот сам начальник отсутствовал.
Ликвидировав охранника, я разлил керосин из трёх канистр, найденных в бытовке, только одна была полупустой, две других вполне полные, им заправляли лампы в коридорах и помещениях, после чего поджёг архив и рванул наружу. Полыхнуло хорошо. Выскочив наружу, я подбежал к коляске и, заняв место возничего, направил транспортное средство в сторону порта. По пути, а двигаться приходилось осторожно, Степан то и дело взрывался с трудом сдерживаемыми стонами, я выглядывал знаки медучреждения, то бишь красные кресты. Ни одного не попалось, пришлось обращаться к прохожим и те подсказали адрес ближайшего врача, что практикует частным порядком.

С плохо скрытым испугом на лице, врач, осмотрев Степана, и крепко принялся за него. Тот ещё в начале процедуры лечения потерял сознание и лишь скрипел зубами, когда доктор касался ран. Почти час тот с ним возился, штопал, чистил, бинтовал. Когда он закончил и вышел из-за операционного стола, вытирая полотенцем руки, я поинтересовался:
- Ну как он, доктор?
- Этот мужчина явно попал в руки бандитов, а не под несущуюся коляску как вы говорили, когда ко мне подъехали. Не плох он, не безнадёжен. Те, кто с вашим знакомым работали, знали своё дело. Ноги да, это серьёзно, шесть пальцев удалось спасти, но четыре пришлось ампутировать. Наложил гипс на правую руку, зафиксировав два сломанных пальца. Остальные раны опасности не представляют. Общее число швов восемнадцать. В принципе всё, дальше всё зависит от вашего знакомого, организм у него крепкий, вытянет.
- Спасибо доктор, - сказал я, сунув ему в карман свёрнутую пачку банкнот, там было полтысячи фунтов.
Тот поблагодарил, и мы вместе на носилках отнесли Степана обратно в коляску, и я заторопился в порт. В этот раз коня не сдерживал, попутчик всё равно находился без сознания, под эфиром. Успели вовремя, за двадцать минут до отхода пакетбота подъехали к трапу. Таможенники заинтересовались нашим появлением, но документы были в порядке. Тем более и записка имелась от врача, что мой спутник попал под коляску и серьёзно пострадал. Два матроса с пакетбота помогли отнести Степана в каюту к Игнату, которому я передал сумку с лекарствами и бинтами, а так же записку с указанием как того лечить да ухаживать.
- Вы уходите? – удивился Ен, заметив, что я отбираю себе вещи из своего багажа в нашей каюте.
- Да, остались незаконченные дела, - снаряжая расстрелянные магазины, подтвердил я. - Те, кто похитил и пытал Степана, не все отправились навстречу своим богам. Нужно доделать незаконченную работу… По вашим дальнейшим действиям. Первым портом во Франции будет Кале, вы поздно ночью там будете. Сойдёте с судна и заселитесь в портовой гостинице. Я там вас и найду. Если меня не будет пять дней, покупайте билет в Россию и возвращайтесь. Всё ясно?
- Ясно, господин.
Подхватив сумку я покинул борт судна, как раз успел это сделать до того как подняли трап. Причём по всем документам Максим Ларин покинул Англию на почтовом пакетботе, ну а я по поддельным документам заторопился обратно в город. Наёмная коляска стояла там, где я её и оставил, так что, заняв козлы, развернул коня и заторопился обратно. Туда где виднелся уже заметно потускневший столбик дыма.
Добравшись до сожжённого бункера местной разведки, я оставил коляску за углом, и прогулялся до пожарища, влившись в толпу зевак. Уже через полчаса я обнаружил Хайнекена. Внешнее описание полностью сходилось, да и вёл он себя как начальник командуя пожарными что то и дело ныряли в задымлённый коридор запасного входа, или выныривая оттуда с какими-то вещами, хм и обгоревшими телами на носилках. Странно, что он допустил в святая святых посторонних людей, даже если они пожарники.
Тратить время я не хотел, быстро осмотрел ближайшие дома, нашёл пустой, хозяева отсутствовали, или в зрителях были или вообще отъехали, двери заперты были. Открыл заднюю дверь и вернулся к пожарищу. Попадаться на глаза Хайнекена не хотелось, тот вполне мог меня опознать, пришлось поломать голову, чтобы его прихватить и вывести из толпы, чтобы поболтать с глазу на глаз. Ведь информация обо мне пошла, и я желал узнать к кому, чтобы зачистить эти концы. Тут я собирался действовать жёстко.
Хайнекен сам вышел из толпы, отойдя в сторону и общаясь на ходу с каким-то мужчиной, похоже подчинённым, тот вместе с пожарными появился из задымлённого хода. Догнав их, те уходили с глаз зевак, видимо хотели найти укромное место, я с ходу вогнал клинок в печень неизвестного мужчины, оставив нож в ране, и пока тот оседал, ткнул в бок стволом пистолета главе базы разведки и сказал:
- Ну что, мистер Хайнекен, поговорим?.. Да не дёргайтесь, ведите себя как обычно, а сейчас идём к тому углу, а дальше я скажу куда.
- Ты Ларин? – скорее утверждающе, чем вопросительно сказал тот.
- Умненький дядя. Идём, пообщаемся.
Надо сказать, Хайнекен сообразив, что его дальше ждёт, рванул в сторону. Пришлось сбить его с ног, стрелять не хотелось и со всего маху обрушится коленями на левую ногу. Хруст, и тихий вскрик. Перелом – это я вам как профессиональный костолом говорю. Теперь точно не убежит. Быстро его обыскав, забрал всё что было в карманах, абсолютно всё. До подготовленного места его уже не подтащишь, пришлось бросаться под копыта ближайшей повозки. Это я, конечно, приукрасил, на лошади повис, останавливая пожарную водовозку. Благодаря гриму быть узнанным я не опасался. Так что под угрозой оружия заставил пожарного-водовоза забросить моего пленника на скамейку и, заняв козлы рядом с ним, стал стегать коня. Бочка полна была, видимо от реки ехала, или ещё от какого водоёма, так что шли тяжело. Пришлось озаботиться сменой транспортного средства, я это сделал через две улицы, поменял повозку с бочкой на лёгкую коляску, куда кучер перенёс связанного пленного и под моим прицелом, стегая коня, погнал на бочке дальше. Пускай его ловят, водовоз уже наверняка поднял всех кого мог, а мы тихой сапой покинули территорию Лондона.

Хайнекен не стал запираться, только я применил к нему первичные методы дознания, вывалил всё. Я перешёл ко вторым, и третьим методам, но, похоже, не врал. Тот желал только одного, побыстрее умереть, так что поверил, рассказал всё тот честно. Поэтому я с лёгкой душой отправил его к праотцам. Ну а пытал?.. А что пытал? Им можно, а мне нет? Всё я правильно сделал. Главное полученная информация подтверждала, что кроме него обо мне знало ещё двое. Остальные остались там, в подвале. Включая адмирала от разведки. Одно плохо, докладная записка насчёт меня, в ней было всё, что выдал Степан. Она была отправлена в запечатанном письме адмиралу, которого я шлёпнул в подвале. Значит, она хранится у него в рабочем кабинете. Соответственно при разборе его бумаг её могут найти, что мне так же было не нужно. Мне требовалось удалить все сведенья о себе, что на бумаге что из памяти знающих людей. Причём сделать это нужно как можно быстрее. Желательно этой же ночью.
Уже окончательно стемнело, когда я вернулся в город. Бросив коляску на одной из улиц, я сменил грим, и переоделся. Запасной одежды не было, пришлось раздеть одного растяпу моей комплекции. Просто вырубил шатающегося на ходу выпивоху и поменялся с ним пиджаками. Уже в глаза не бросаюсь. Дальше добрался на наёмной коляске до здания, где располагался военно-морской штаб флота Её Величества и, проникнув внутрь через чёрный вход, кстати, хоть и запертый, но не охраняемый, пробрался в отдел разведки. Куда идти я хорошо знал, подробно объяснили, где находится нужный кабинет, Хейнекен тут часто бывал, всё же начальство. Кабинет адмирала был заперт, более того его ещё и опечатать успели. Бумажка с грозной печатью на ней меня не остановила, так что, вскрыв дверь, я проник внутрь. Тяжёлые шторы были распахнуты, пришлось, осторожно двигаясь запахнуть их, проверить, что свет не выходит наружу, прежде чем зажечь лампу. Вот лампы в кабинете не было, я её взял со стола секретаря.
Простенький замок сейфа я вскрывал с помощью отмычки, моя чудодейственная кислота закончилась. Нужно было больше наварить, но, к сожалению та имела слишком сильную испаряемость. Как бы то ни было, но куча бумаг оказалась на столе. Почти час потребовалось пока я не нашёл нужную докладную записку на шести листах. Она вообще не в сейфе была, а в столе, в запертом ящике. Причем, судя по пометкам на полях, адмирал успел изучить её, и даже начал лично писать приказ на мои поиски. Но тот был не дописан, на полуслове обрывался. Значит, информация обо мне из этого кабинета уйти не успела. Секретаря можно в расчёт не брать, он четыре дня назад ногу на конной прогулке сломал, именно поэтому адмирал сам и составлял бумаги. Нового секретаря он себе подобрать не успел, разведка, абы кого брать не будут.
Уничтожив эту записку, я свалил в кучу все остальные бумаги, которые мельком просмотрел, лишь прибрав пачку, де были указаны купленные чиновники в Российской империи, а так же те, кто состоял в разных демократических и других партиях, сколько денег в них влито и остальное. Правда всё это было описано сухим языком канцелярщины, видимо занимались этим направлением другие люди, а адмиралу подали докладную записку по суммам, ну и кому платили, вот за что указано не было. Составлен доклад был в том же стиле как и у Хейнекена, хотя другими людьми. Пачка толстая была, но я всё равно спрятал её под рубаху.
В общем, устроив в кабинете небольшой пожар, заторопился покинуть здание. Когда убегал по улице в сторону одной из улиц, из открытой форточки, это я открыл, чтобы тяга была, уже вырывались языки пламени, шторы полыхали. Адрес одного их тех двух работников разведслужбы, что точно знали обо мне, мне был известен, но где находится эта улица, и уж тем более дом, мне было не известно. Ничего, остановил местного таксиста, что работал по ночам, и отправился по нужному адресу. Правда, дом я назвал соседний. Подстраховался. За последние дни благодаря моей помощи некоторые местные извозчики не только лишались транспортных средств, но и жизни, поэтому кучер, что вёз меня, постоянно поглядывал в мою сторону. Настороженно так. Думаю, в сапоге у него был нож, за поясом дубинка, на коленях пистолет, а под ногами пушка. Он постоянно поправлял у себя в озвученных местах, поглядывая на меня. К его облегчению мы добрались до нужной улицы и дома благополучно, где он получил плату и укатил дальше.
Подкравшись к нужному строению, в ряду таких же, нумерация домов тут была, я попытался пробраться дом. Но эта попытка вышла пшихом. В доме была собака, и она меня учуяла, разбудив хозяев. К счастью владелец дома был у себя, а не работал в расследовании нападения на базу, так что сработать удалось достаточно легко. Вот собаку до слёз жалко, я не хотел её убивать, поэтому пришлось работать так, чтобы пёс остался живым. У меня конечно никогда не было своего пса, но собак я любил больше чем кошек. Со стороны любовался. Так вот, хозяин дома разбуженный псом спустился из спальни второго этажа, держа в руках керосиновую лампу, осмотрел подходы к дому через окно и открыл дверь на задний двор, выпустив пса на лужайку. Видимо подумал, что тот по надобности его разбудил. Пока он там курил у входа. Я через парадный вход прошёл в дом, открыв замок, и пройдя к чёрному входу, сходу появившись за спиной у хозяина дома, чиркнув ему по шее, вскрывая правую аорту, и вбил лезвие клинка прямо в сердце, по самую рукоятку. Пёс рванул ко мне, но я успел, подхватив лампу, закрыть дверь. За дверью через стекло я и наблюдал, как беснуется пёс у тела хозяина. Подстраховка не помешала, похоже, до сердца клинок не достал, но кровь толчками покидала тело владельца дома и тот быстро слабел. Его уже было не спасти, так что я поспешил покинуть дом и улицу, пока пёс не разбудил всех в округе. Это уже был второй нож потерянный мной, я его в ране оставил, вытаскивать уже времени не было. Ладно хоть работал в кожаных перчатках. До этого у меня их не было, случайно обнаружил в кармане тёплого тяжёлого пиджака снятого с выпивохи, вот и использовал. Кстати, дактилоскопия всё же уже существовала, я у Хайнекена уточнил, вполне себе развивающееся искусство в полицейской среде. Всё же хорошо, что я на автомате всё за собой протирал, не зря, ох не зря. Так палиться я не хотел. Конечно, я не собираюсь раздавать направо и налево свои отпечатки пальцев, чтобы меня могли связать с делами в Англии, но ведь и связывать не с чем, я за собой действительно всё подтирал. Даже в банке всего чего касался, протирал тряпочкой. А на съёмной квартире? И там прошёлся.
Пока я смотрел, как кровь вытекает из тела хозяина дома, по толчкам и понял, что сердце работает, хозяйка успела накинуть халат и спуститься, зовя мужа, так что когда я шёл ко входной двери, она как раз спускалась с верхнего этажа. Это проблемой не стало, лампу я у чёрного входа оставил, поэтому в темноте подкараулил её, по скрипу ступенек слушая как та спускается, ну и вырубил рукояткой по голове. Та упала на пол, да ещё с металлическим лязгом. Пошарив рядом с телом, нашёл небольшой пятизарядный револьвер. Тоже убрал в сумку. Она заметно полегчала после налёта на базу. Всё же я там все образцы оружия собирал, но сумку освободил на борту «Флоренции», убрав трофеи в свой багаж. У хозяина дома наверняка за поясом тоже что-то было, но осмотреть его я не успел, пёс не давал.
Подойдя к парадной двери, я начал открывать её, и тут же резко распахнул, блестя клыками при свете луны, пёс смотрел на меня, глухо и зло рыча.
- Вот собака, - невольно вырвалось у меня. – Оббежать успел.
Решение пришлось принимать буквально на ходу. Как не жаль было пса, но придётся его убирать, иначе мне было не уйти. Рванув обратно к задней двери, я первым добрался до хозяина дома, выдернув клинок, поэтому, когда достаточно крупный пёс вылетел из-за угла и молча бросился на меня, успел вернуть себе холодное оружие и стоял наготове в дверном проёме. По плану, когда тот подбежит, я закрою дверь, защемив пса между дверью и косяком, и ножом решу эту проблему. Однако к счастью убивать пса не потребовалось, тот под скользнулся на разлитой крови и пролетел мимо меня внутрь дома, а я успел придержать дверь и уже занесённый нож. Пёс успел набрать приличную скорость, вот как на салазках и проскользнул мимо меня, в сухую щёлкнув зубами. Не дотянулся. Более того, я успел дать ему пинка по мохнатому заду, чтобы ускорение поддержать. Выскочив наружу, сразу же закрыв дверь, обыскал хозяина дома, собирая трофеи и оббежав дом, побежал в сторону ближайшего перекрёстка, а пёс лишь смотрел на меня из окна, я его силуэт видел. Кстати, судя по дрожащим отсветам из окон двух соседних домов, пёс всё же успел поднять некоторых соседей, но я свалил куда раньше.
В этот раз с извозчиками мне не повезло, два квартала пробежал, скрываясь от патрулей, что-то их очень много стало, пока не приметил свободный экипаж. В этот раз адреса проживания последнего из осведомлённых людей я не знал. Хайнекен тоже. Тот и был-то у него дома всего один раз, отмечая какой-то праздник, но нарисовал схему. Я её потом сам перерисовал на другой лист, а то пленный кровью свой рисунок запачкал. Вот эту бумажку с нарисованной схемой маршрута я и передал кучеру, пояснив, что адреса не знаю. Там был указан ирландский паб, его кучер хорошо знал, так что быстро сориентировался куда ехать. От паба стрелочками было указано, как добраться до нужного дома. Там недалеко идти, пара минут, не больше. Оказалось это на другой стороне города. За время пути нас останавливали дважды, проверяли мои документы, не настоящие, а местного жителя, подделка, но очень качественная. В общем, все проверки мы прошли. Тут только одно радовало, личного досмотра не было, а то полицейские бы подивились моему арсеналу. Наконец мы добрались до паба, между прочим, он открыт был, а от него уже и до нужного дома докатились. Вот что меня сразу насторожило, в окнах нужного мне дома был свет и мелькали тени, а рядом на дороге стояла крытая двуконная коляска. На скамейке зевал полусонный кучер, держа в руках поводья.
- Давай проезжай дальше. Кажется к моей женщине муж вернулся, – застучал я по спине кучера, и тот издав смешок проехал мимо.
За углом я с ним расплатился и отпустил восвояси. После чего укрываясь в тени домов, проклятая луна всё светила с небосвода, изредка скрываясь за редкими тучами, направился к нудному дому. Сначала мне нужно было убрать кучера, я это и сделал. Действовал ножом. Тот прощёлкал моё появление, но засечь взмах боковым зрением успел, видимо лезвие блеснуло при замахе. Правда, сделать ничего не успел, содрогнулся всем телом, а потом ещё дважды дернулся, когда я его добивал. Пришлось использовать другую манеру работы ножом, в доме с псом хозяина убил профи, это любой сыщик поймёт, два удара, ничего лишнего, а вот с кучером совсем другое, я начал наносить беспорядочные удары по уже мёртвому телу. След в сторону уводил, как будто тут разные убийцы поработали. В коляске никого не было, открыв дверцу, я заглянул внутрь, держа пистолет наготове. Но нет пусто. Сбросив кучера с козел, обыскал его. Хм, револьвер был, но без боезапаса, тоже прибрал. После этого спокойно подошёл к двери открыл её, не заперта была и прошёл в прихожую, где замер, прислушавшись.
- Кажется, дверь открылась, вон огонь лампы сквозняком трепыхается, - расслышал я чей-то приглушённый голос.
Прикрыв дверь, я направился на эти голоса, и когда ворвался в комнату, застав там трёх мужчин, двое уже почти достали оружие.
- Спокойно господа, теперь аккуратно кладём оружие на пол и толкаем ногами его ко мне… Ну?! – когда те выполнили приказ, я обернулся к хозяину дома. - Мистер Орландо как я понимаю? Внешне описание полностью сходиться. Да и вертлюга на вашем доме тоже. Значит, я попал куда надо.
- Ты кто? – прямо спросил хозяин дома.
- Как раз из-за того что вы знаете кто я, я сюда и пришёл. Многие знания – многие печали, правильная поговорка.
Больше ничего говорить я не стал. «Браунинг» оглушительно хлопнул в замкнутом пространстве, и во лбу хозяина особняка появилась непредусмотренная природой дырочка. Вот сразу после первого выстрела, пришлось открыть заполошенную стрельбу. Я сразу определил в двух гостях хозяина профессионалов и те когда грохнул выстрел, одновременно рванули ко мне, понимая, что это их единственный шанс. Завалил обоих, но один всё же успел добраться до меня и сейчас лежал рядом с вытянутой в мою сторону рукой и пятью пулями в груди, две других были в его напарнике, того-то я сразу наглухо положил, повезло в сердце попасть. Я сидел, привалившись к стене, и смотрел на рукоятку ножа, торчавшую из груди, последний из гостей успел-таки вбить в меня нож. Вот так сидел и смотрел, чувствуя накатывающее отупение, неужели всё? Всё к чему я стремился вот так закончиться? Не хочу, у меня слишком обширные планы, что бы вот так по-глупому помирать.
Наверное, секунд десять сидел, чувствуя, как утекает драгоценное время, пака не сообразил, что лезвие как-то не глубоко вошло в моё тело, слишком оно было длинным на виду, хотя клинок был обычного размера, сантиметров двадцати. Расстегнув пиджак и порвав рубаху вместе разреза, я вытащил толстую стопку листов и осмотрел их. Нож проткнул их полностью, и кончик выглядывал с другой стороны. Он порезал мне кожу, поэтому часть листов были в крови, но главное я был цел, цел. Вот свезло-то.
Быстро выдернув нож, листы убрал в сумку, хорошо раньше этого не сделал, собрал оружие, обшарив карманы трупов, и на бегу застёгивая одежду, выскочил наружу. Прыжком заскочил в коляску и стегнул поводами по спинам сонных лошадей. Не сразу, но я заставил их двигаться и погромыхал по булыжникам в конец улицы. В общем, обрубив последнюю ниточку, успел свалить. Все кто знал обо мне, ликвидированы, все материалы на бумаге я уничтожил, в общем, подчистил хвосты, что не могло не радовать. Конечно шанс что сведенья обо мне, хотя бы устно ещё могли куда-то уйти, но теперь я это уже не узнаю. Поэтому остаётся уповать, что подчистил я за собой хорошо.
Держа одной рукой поводья, я перезарядил пистолет, в доме прощёлкал, больно уж там всё как-то сумбурно получилось, и убрал его в оперативную кобуру на поясе. На одной из улиц избавившись от коляски, это были те же трущобы, двинул пешком в центр города. Коляску тут быстро уведут, так что за подчистку хвостов я был спокоен. Приметив открытый паб, видимо круглосуточно работал, прошёл в него и, заказав поесть, уселся в тёмный угол. Там поел и поспешил покинуть заведение. Несмотря на то, что я закончил с резко появившимися проблемами, дела не ждали, я же не просто так появился в Англии. Кстати, как на нас вышли, Хайнекен пояснил. Всё оказалось до безобразия просто. Они отрабатывали тех, кто мог завалить их премьера, газеты вон как шумят, вся Англия в шоке и в ярости от такой наглости. В общем, винтовку нашли и стали отрабатывать всех азиатов, сработала хитрость. Однако выяснилось, что я перемудрил с ней. Оказалось один из слуг в отеле, хоть и плохо, но знал китайский, а мы записали там Ена именно как китайца. Он и слышал, когда мы вселялись, наши приговоры. А общались-то мы на японском, так как китайского я не знал. Думал, никто не поймёт, идиот. Вот так вот разведчики и проваливаются. В общем, когда начались поиски, этот услужник, который был агентом полиции, вспомнил о нас, и разведка стала отрабатывать эту версию. Так и Степана взяли. Ну а дальше легко раскрутили всю версию. Стёпа, кстати, подтвердил, что винтовку мы привезли, а забрал её я за несколько часов до начала отстрела, так что англичане поняли, что напали на след. Они-то Ена с Игнатом не брали только потому, что ожидали моего возвращения, вот и дождались. Одно хорошо, победные доклады наверх не слали о том, что нашли возможного убийцу, только докладную записку своему начальству, хотели взять меня живым и представить на суд общественности. Да и адмирал тоже держал информацию обо мне в секрете, уж очень он, по словам Хейнекена, хотел пообщаться со мной на предмет моего желания отправиться на Дальний Восток, воевать с японцами. Его тема, вот тот и хотел узнать, откуда я знал о скорой войне. А так если доложить, меня заберут на суд, не допросишь. В общем, свезло, подчистил хвосты.
Не смотря на то, что наступления рассвета оставалось полтора часа, и очень сильно хотелось спать, я торопился. Планы менять у меня и мыслей не было, я лишь их немного подкорректировал. Отправляя своих спутников во Францию, я как-то прощёлкал то, что они увезли все те деньги, что я приготовил для реализации некоторых проектов тут, на территории Англии. Например, покупку нескольких единиц пулемётов «Максим». Да пусть несколько, хоть пару, главное чтобы были. Мотаться к парням за деньгами я тупо поленился, поэтому направился к тому банку, который присмотрел на случай осечки с основным, главным столичным банком. Охрана там была усилена, вместо двух, что раньше дежурили тут по ночам, стало четверо. Стены толстые, так что выстрелов никто снаружи не услышал. Пришлось побегать, трое были в комнате отдыха, а один делал обход помещений. Ничего, дождался, когда он его закончит и вернётся, после чего всех и положил в небольшом помещении с двух рук. Перезарядился, осмотрел хранилище, не взять, а если и возьму, на это потребуется слишком много времени. Я прошёл в кабинет директора банка, там стоял сейф и занялся им.
Почти час провозился. Думал, уже не вскрою, но нет, замок щёлкнул и дверца отворилась. Отобрав нужные пачки, их в принципе было немного, больше ювелирки имелось, вот её я тоже взял, но не себе. Уже началось светать когда я покинул банк, так что оставив в сумке только деньги, раскидал уходя по улицам ювелирку по тротуару. При этом приметил, что спешащие люди останавливались и подбирали, большая часть прятали находки в карманы. В общем, всё раскидал так и ушёл. Несмотря на усталость, дальше я двинул в сторону делового центра города. Пару дорогих точек общепита я уже присмотрел, если где и можно найти нужного пройдоху, так только там, я направился на пролётке в нужный район. Там посетил сперва один ресторан, потом второй. Набольшая мзда официантам, и те давали нужную информацию, а владели они ею в неплохом объёме, давно тут работают, уже всех постоянных клиентов знают, где работают, чем занимаются, какие связи. Ведь как, часть деловых встреч именно тут происходили. Кандидатов было много, но меня заинтересовали двое, очень ушлые ребята, и главное имеют связи в военной среде. Их с офицерами видели разных родов войск. К сожалению один отпал сразу, он ещё две недели назад на своей парусной яхте отплыл в сторону Америки, решил попутешествовать. Так что месяца три его точно не будет, он успел всех предупредить. Вот второй работает, но бывает после полудня, утром его в этих заведениях не найти. В общем, подобрав нужного человека, он мне вполне подходил, дальнейшее покажет личная встреча, я покинул ресторан и, найдя съёмную комнату, не в отеле, частник сдавал, завалился спать. Как же я устал.

Хозяин дома разбудил меня как мы и договорились, в два часа дня. За четыре часа я не особо выспался, еле заставил себя встать, но хоть усталость заметно прошла, да и краснота с глаз спала, появившаяся от недосыпания и усталости. Покинув дом, снимал я на сутки, быстро покушал в какой-то забегаловке и направился в самый дорогой магазин готовой мужской одежды. Встречают, как говорится по одёжке, перед прощелыгой, нужно выглядеть на все сто. Продавцы в магазине, когда я озвучил своё желание, сразу поняли что мне надо, так что подсуетились и быстро одели меня в стильную и дорогую одежду. Сумка, что я носил на плече, к этому новому наряду уже не подходила, в соседнем магазине купил дорогой саквояж. Туда и переместил всё из сумки, а саму свернул и убрал следом, мало ли пригодится. В Англии уже холодало, так что я был в дорогом пальто и шляпе, новенькие дорогие ботинки блестели при свете дня. Солнца не было. Снова небо заволокли тучи. Лучше бы они ночью были, из-за этой луны я чуть не провалил последнее дело.
Адам Белл был мной обнаружен в том самом ресторане, в котором от официанта я узнал о нём. Тот общался сразу с двумя клиентами, поэтому я занял столик в стороне и когда делал заказ, велел тому самому официанту, когда Белл освободится, пригласить его за мой столик для делового разговора. Однофунтовая банкнота исчезла в руках официанта, и тот пообещал помочь в моей проблеме. Белл подошёл через сорок минут, когда после рукопожатий распрощался с клиентами, я как раз салатик добил и к холодным закускам приступил. Есть особо не хотелось, сыт был, так что больше дела вид, что принимаю пищу. А вот соки тут были не плохими, уже два стакана выпил.
- Мистер Джонсон? – поинтересовался тот, подойдя к моему столику.
- Адам, мы тёзки, - кивнул я. – Присаживайтесь, есть деловой разговор.
Белли так за время общения с другими клиентами, когда официант передал мою просьбу, бросал в мою сторону заинтересованные изучающие взгляды. Вот и сейчас он так же заинтересованно изучил меня, слишком молодо я выглядел, и это бросалось в глаза.
- В чём же заключается ваше предложение?
- Не моё, я лишь посредник, хотя и с широкими полномочиями и возможностями для приговоров. А суть предложения в том, чтобы стать в течение полугода нашим торговым агентом. Это ведь ваша основная специальность находить несуществующее и продавать то, чего официально нет. Если моему хозяину понравиться ваши деловые возможности, он продолжит наше сотрудничество.
- Оплата? – кротко поинтересовался тот, пребывая в раздумьях и продолжая изучать меня.
- Десять процентов от сумм заказов.
Не смотря на то, как жадно сверкнули глаза прощелыги, его и этот процент удовлетворил, он начал торговаться. Видимо такова его внутренняя сущность, не мог не поторговаться. Делая вид что я не умею это делать, «сдался» на двадцати процентах. Честно говоря, я и на пятьдесят был согласен, да что пятьдесят, на сто, лишь бы дело делал, всё равно оставлять его в живых я не собирался, но тот был удовлетворён двадцатью процентами, даже радостью лучился. Так что мы ударили по рукам. Дальше я озвучил то, что желал получить, прощелыга уже настроился на работу и только кивал, мои заказы никаких возражений или проблем у него не вызвали. Объяснение что всё это отправиться в Монголию его вполне удовлетворило.
- Пулемёты? Да вообще не проблема, я их не раз продавал. Сейчас один неликвид завис на складах.
- Что за неликвид? – заинтересовался я.
- Русские поставки. Те отменили заказы. Два пулемёта под дымный патрон Бердана, они ни кому нужны, уже лет десять на складе пылятся, наверное, на переплавку пойдут. Ещё двенадцать пулемётов под основной патрон Мосина, который сейчас используют в Русской армии. Уже полгода на складе пылятся, заказчики отказались их приобретать. Почему, не объяснили, но я слышал, что ведутся переговоры о приобретение лицензии на их производство в России.
- Хм, - делая вид что задумался, не определённо хмыкнул я. – Думаю, моего заказчика устроят эти пулемёты. Его страна граничит с Россией и приобрести требуемый боезапас нам будет не трудно. Однако вы, надеюсь, понимаете, что пулемёты нужны в полной комплектации?
- Тут не волнуйтесь, мистер Джонсон, к каждому пулемёту по пять двухсотпатронных матерчатых ленты, средства очистки, даже есть две машинки для набивки патронов. Новинка.
- Хорошо. Ещё нужно два десятка пулемётов под английский патрон, к каждому пулемёту помимо комплектаций, нужно по десять тысяч патронов.
- Боюсь тут вас огорчить, мистер Джонсон, под английский патрон пулемётов в наличии всего шесть, если вам нужно больше, то тут только под заказ, их ещё нужно сделать и собрать. Однако с тем лимитом времени, что на вас наложен, я так понимаю заказа не будет?
- Нет. Выгребаем все, что есть на складах. С патронами к этой шестёрке я надеюсь, проблем не будет? Хотя бы с миллион?
- О нет, как раз с патронами проблем нет.
- Отлично. С пулемётами решили. Другое оружие пока не требуется, поэтому перейдём к следующим заказам…
Белл действительно был в курсе многого, ему даже не требовалось уточнять, всё по памяти перечислял, натуральный прощелыга. В общем, помимо пулемётов с запасом патронов, я приобрёл два готовых двигателя внутреннего сгорания, несколько десятков электрогенераторов, с десяток вполне качественных бухт кабелей разного сечения, разные запчасти, несколько десятков узкоспециализированных небольших технических станков, два ювелирных, пару небольших паровых котлов, и разные запчасти.
В общем, Белл зафрахтовал грузовое судно, я занял каюту и только выдавал наличные средства на оплату, остальные делал нанятый работник. Кстати, все покупки оформлялись на него. Пояснил я это тем, что процент с граждан Великобритании брали меньший, тогда как я иностранный гражданин, то пошлины будут высокими. В этом не было ничего не обычного, торговые агенты бывало так делали, но Белл под это ещё пару процентов себе выбил. Натуральный прощелыга. Повозки с заказами постоянным потоком шли к нашему судну до самого вечера. Тут их паковали, те кто ещё не имел упаковки, были и такие, и в ящиках спускали в трюм. Под самый вечер я прикупил машинного масла бочку и пять бочек бензина для двигателей. Вот боезапас и пулемёты были в обычных ящиках, со стороны и не поймёшь что внутри. Документы на груз имелись, даже на вывоз, молодец Белл. Ещё больше я порадовался, когда тот решил проблему с таможней. После этого мы уже поздно ночью этого же дня отплыли из порта Лондона и направились в Кале. Белл за день закрыл несколько контрактов, что на нём висели, остальные передал другим агентам, сняв с себя многие обязательства, так что со спокойной душой отправился со мной. Проценты за эти покупки он уже получил, огромная сумма получилась, так что просто лучился счастьем и радостью, явно планируя заработать на выдуманном мной нанимателе ещё больше. Я же спал у себя в каюте, отсыпаясь за эти последние бешеные дни.

Утром следующего дня, когда наше грузовое судно вошло в порт Кале, началась разгрузка. Можно было и дальше использовать это судно, но я рубил хвосты. Самому Беллу сказал, что тут нас должно ждать зафрахтованное судно, им должен заниматься другой агент нашего нанимателя. В общем, судно было разгружено, найден попутный груз и оно ушло из порта. За это время я нашёл своих парней. Они обнаружились в одной из гостиниц, уточнил как Стёпка и велел собираться. Беллу я сказал, что с зафрахтованным судном вышла промашка, оно есть, но будет тут только через пять дней, идёт с грузом от Африки, а мы спешили, поэтому нужно найти фрахт тут. Тот быстро нашёл, наши ящики с порта, они под открытым небом стояли, мы даже склад не арендовали, были загружены в трюм французского грузового судна, после чего отплыли и пошли в Данию. Наш путь лежал в Копенгаген.
Путь до Дании прошёл без проблем, там мы сошли на берег, и судно направилось в Киль. Кстати, Ен с телохранителями так же отплыли на нём, сошли на берег мы вдвоём с Беллом. Тот меня, честно говоря, поражал. За два дня решил все проблемы. У датчан было шесть пулемётов «Мадсен» под русский патрон, на складе хранились, эти экземпляры сделали для демонстрации представителям Русской армии. Мы их выкупили, а так же все наличные пулеметы, что имелись на складе. К сожалению их было не так и много, всего пятьдесят семь. Взяли все. При этом тот приобрёл к ним все ЗИПЫ, оснастку, снаряжение, ну и патроны. Последних было под два миллиона. Арендованное тут же судно повезло всё в Киль, где нас должны были ожидать.

Сильный ветер бил в лицо, осень, наступали дни непогоды. Высокие волны разбивались о борта нашего судна, но оно, дымя единственной трубой, упорно шло вперёд. Мы уже вошли на территорию порта, тут и волнения было поменьше, и двигались к месту разгрузки. Присмотревшись, я обнаружил стоявшего на рейде француза. Его не разгружали без нашего присутствия, вот капитан и ожидал, встав на якорь на внешнем рейде. Кстати, не так и далеко от «Девы Марии». Моя команда на его борту пока не подозревала о нашем прибытии. Даже Ен с телохранителями сейчас должны быть в каютах француза, не демонстрируя, что на соседнем судне наши. Я им это в головы вдолбил. Хвосты так рубил, мало ли кто решит опросить команду французского грузового судна, а тут такой след. Мы поступим по-другому. Разгрузим оба судна и отправим их восвояси. Я уж прикинул, если брать крупную яхту, то все грузы можно втиснуть. Правда, часть ящиков придётся расставить по палубе. М-да, что-то больно покупок у меня много, как бы грузовое судно приобретать не пришлось, иначе придётся брать гигантскую яхту.
Поглядывая на стоявшие в бухте суда, я пытался угадать, нашли парни подходящее судно или нет, есть ли что тут интересное? Порт был забит и выбор должен быть. Надеюсь, что всё же нашли, время терять не хотелось, уже середина октября была, а там ещё такой путь проделывать нужно, да и выйдем мы из немецкого порта не за эти дни, тоже сколько-то придётся потратить, чтобы подготовиться. На одну оснастку наверняка не меньше недели уйдёт, да и то если нужные мощности в порту свободны.
Заметив боковым глазом движение, я покосился, наблюдая как вышедший на палубу Белл, направился ко мне, с интересом осматривая порт. Вот-вот готов был разразится дождь, низкие свинцовые тучи висели над нами, но видимость пока была. Сам дождь хлынул, когда мы подошли к причалам. Дальше делами занимался Белл. В основном разгрузкой, потом француза подгонял и тоже разгружал. В этот раз все грузы были отправлены на пустой склад, удалось найти достаточно большой пакгауз, чтобы тот всё вместил. Ожидать окончания непогоды мы не стали, под дождём занимались разгрузкой. Грузчики за дополнительную плату согласились и в охотку работали под идущим ливнем. В общем, пока Белл занимался делами, я забрал с борта француза, который как раз встал под разгрузку, своих спутников и, наняв лодку, сделав кругаля, добрался до «Девы Марии». Степана сразу отнесли к нашему судовому врачу, кстати, родного брата Гаранина, это он его соблазнил походом, а я, собрав своих подчинённых, велел докладывать. Первое, были ли какие происшествия, и второе, что с поисками подходящего судна?
Происшествий к счастью не было, разве что когда были плановые стрельбы на берегу, к ним выехали конные военные, но те только посмотрели, попробовали пострелять из «Маузера» и отправились восвояси. Вот в принципе и всё. А насчёт судна докладывал Саламатин, судя по сияющему лицу, тот нашёл то, что нужно.
- Три судна? – даже удивился я.
- Так точно, Максим Евгеньевич. Отличная яхта, новая, ход тридцати узлов, но Васильев говорит, что и до тридцати двух можно довести. Хвалил, отличные котлы и механизмы на борту, военное качество. Триста десять тонн.
- Большая яхта, - задумчиво пробормотал я. – Ладно принимается, чуть позже сами посмотрим. Что ещё?
- Грузовое американское судно, шесть с половиной тысяч тонн, максимальный ход двадцать два с половиной узла. Спущено со стапелей в прошлом году.
- Отлично. Что за третье судно?
- Небольшой угольник пятитонник. Я его и осматривал только потому, что хозяин говорил, что тот даёт двадцати один узел. Ему три года, крепкое судно, построенное в Италии.
- Ясно, - задумался я на некоторое время под напряжёнными взглядами шести человек, тех командиров, что позвал на совещание.
Они гадали, что возьму, а я как не прикидывал, то всё больше понимал, что мне нужны все три судна. Да это просто отличный расклад, со своим угольщиком нам не потребуется заходить в чужие порта на бункеровку, а это значит, мы станем невидимками, что мне очень было нужно. Через канал Красного моря я не пойду, палево, англичане обязательно будут осматривать трюмы, проведут досмотр, так что уйдём в те воды, где нет транспортных маршрутов и двинем напрямую к будущему месту военных действий. Станем невидимками на всё время похода. Да и сократится оно, не потребуется ковылять вдоль побережья, заходя в порты, чтобы купить уголь, воду и припасы. Нет, у нас будет теперь всё своё.
Молчание затянулось и Андрей, чтобы поторопись меня сказал:
- На яхте усиленная палуба на баке и на юте с возможностью установок морских орудий, да и на американце тоже, по проекту было заложено. Вот на итальянце такого нет, во вспомогательный крейсер не превратишь.
Посмотрев на него, я кивнул своим мыслям, принимая решение, и озвучил его:
- Значит так, я понимаю, что команды не достаточно, людей мало, но мы берём все три судна. Это идеальная рейдовая группа. Деньги есть. Команды сформируем. Яхту поведёт Саламатин, американца я, ну а угольщик… Гаранин. В помощь ему дадим кондуктора Игнатова, он старший рулевой команды, как управлять судном знает, поможет. Штурмана вам не надо, караваном пойдём. Это всё. Завтра, будем приобретать суда на моё имя, и сразу займёмся их оснащением, на это тоже потребуется не один день…
- А сегодня? – спросил Трофим.
- А сегодня у меня другие дала. Кстати, мне нужно насколько парней, что умеют держать язык за зубами. Подбери им гражданскую одежду, они отправляются со мной. Пусть через двадцать минут ожидают у трапа.
Время ещё было, хотя я и торопился вернуться в порт к Беллу. Оставлять его без присмотра не хотелось, но всё же стал опрашивать подчинённых, как они тут провели время, особенно как осматривали все три судна, выставленные на продажу. Такие суда ценные сами по себе, но хозяева драли цену, поэтому их пока особо и не приобретали, а мне пофиг, я возьму. Когда ещё будет такой шанс.

Я не писатель - я просто автор.


Источник: http://litostrovok.ru/viewtopic.php?f=44&t=858


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Изготовление боевых метательных ножей самостоятельно - Как из страниц pdf сделать один документ



Тесак своими руками из рессоры Тесак своими руками из рессоры Тесак своими руками из рессоры Тесак своими руками из рессоры Тесак своими руками из рессоры Тесак своими руками из рессоры Тесак своими руками из рессоры Тесак своими руками из рессоры Тесак своими руками из рессоры Тесак своими руками из рессоры

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ